«Боманка»: воспевание коррупции или студенческий фольклор?

Базовая инфа
Дата размещения
42
0
0

Настольная игра студента МГТУ им. Баумана стала причиной конфликта между автором проекта и руководством вуза.   Рынок настольных игр удивительно спокойный: скандалов, связанных с этой индустрией, мало. Но даже картонные коробки с иллюстри

издание Regnum.ru

Алёна Соколова, 1 февраля 2019, 09:01 — REGNUM  

Рынок настольных игр удивительно спокойный: скандалов, связанных с этой индустрией, мало. Но даже картонные коробки с иллюстрированными карточками могут разжечь костер препирательств.

1 сентября 2018 года на краудфандинговой платформе Boomstarter открылся сбор средств для карточного филлера «Боманка», чей автор — Даниил Еременко, — студент Калужского филиала МГТУ им. Баумана. Российские авторы часто используют народной способ «голосования рублем» при запуске собственных проектов в рамках самиздата, но чтобы конечная сумма денег была собрана за пять дней — такое случается редко.

С «Боманкой» — случилось. Это достаточно простой по механике карточный филлер максимум для десяти человек (если объединять обе версии игры — цензурную и «темную», взрослую), где целью игрока считается дожить до конца учебного года и не отчислиться. Игровой процесс разделен на семестры, каждый участник в свой ход может использовать специальные карточки или комбинации карт из колоды, чтобы защитить себя или воздействовать на своих «коллег». Игра полна юмора и отсылок к студенчеству, и Даниил считает, что успех настиг именно благодаря близости к целевой аудитории.

«Там студенческий юмор. Не именно бауманский. С уклоном к техническим специальностям, конечно, но не исключительно к ним», — говорит он.

Через студенчество проходили многие и сталкивались с дедлайнами, сдачей курсовых, накрыванием стола для преподавательского состава. Узнаваемые из раза в раз явления формируют образы, десятилетиями укоренившиеся в нашем сознании и влияющие на культурный контекст образования в России.

Вполне резонно предположить, что руководство высших учебных заведений изо всех сил старается сохранять авторитет и у них это получается, несмотря на тонны шуток в народе относительно проблем современного образования.

Даниилу 20 лет, во время учебы он подрабатывает в магазине настольных игр. Сейчас в группе его проекта «ВКонтакте» чуть больше 1000 участников, а на Бумстартере игру поддержали 193 спонсора общей суммой в 274 тыс. рублей. Мы связались с молодым геймдизайнером, чтобы послушать его историю — о разработке игры, ее продвижении и реакции университета (которая, возможно, вас удивит).

Когда университет, в котором учился автор проекта, узнал об игре, на студента начали оказывать давление, рассказывает Даниил.

«Первым делом меня и преподавателя учебно-военного центра буквально сорвали с пары. Затем последовал наезд от руководства, мол «что за игра?», и меня заставили писать кучу объяснительных, при этом даже не поставив конкретной претензии.

Регулярно меня вызывали на беседы к руководству по военной учебе, где ставили конкретную задачу: «Закрыть всё, удалить и стереть, и чтобы всего этого не было». Якобы им пришло распоряжение из Москвы относительно меня. Дополнительно пугали тем, что на меня уже завели какое-то дело, не уголовное пока, но завели. И отдаленно показывали стопку бумаг. Из того, что я разглядел — там были скриншоты моей страницы «ВКонтакте» и страницы проекта на Бумстартере, а также какие-то подписи мелким шрифтом».

Даниила обвиняли в очернении имиджа университета. МГТУ им. Баумана — уважаемого учреждения, которое держит марку добрую сотню лет. В ходе очередной беседы — «с заместителем по безопасности и режиму», — молодой геймдизайнер предложил сменить название, в результате чего «Боманка» временно превратилась в «БоТманку» (от слова «ботать»). Вариант тоже не устраивал администрацию, да и краудфандинговые сборы подразумевали проект с конкретным, устоявшимся названием. Единственное, что мог сделать автор, не нарушив договоренности с будущими спонсорами — изменить дизайн обложки, основной логотип. Вроде бы, по словам Даниила, на компромиссе стороны сошлись.

«Справедливости ради скажу, что все преподаватели, в том числе и по военной части, были на моей стороне и поддерживали всё время конфликта. Так что, по моим личным выводам, проблема исключительно в руководстве, которое, опять же, по моим личным рассуждениям, решило почему-то, что проект имеет целью раскрыть какие-то коррупционные схемы, настучало более низкому руководству, а то — моему непосредственному, и уж оно и начало давить на меня».

Автор также сказал, что не считает правильным сейчас свое отступление от идеи.

Мы связались с администрацией университета в Москве — той самой, которой пугали студента в Калуге. Представитель университета — начальник управления информационной и молодежной политики Павел Борисович Дермер сразу сказал, что университет до сих пор недоволен существованием «Боманки». В ходе беседы выяснилось, что о смене логотипа в Москве до сих пор не знают, аргументируя одним из пунктов недовольство игрой наличием «узнаваемого герба».

«Понимаете, ну какая тут ирония, если в этой игре можно что-то купить — справку и так далее? Мы в принципе боремся с этим очень сильно, у нас коррупции в университете нет, нельзя купить справки и зачеты. Студента, кстати, с таким именем и фамилией у нас нет и не было никогда. Нас выставляют не в лучшем виде, конечно, нас это не устраивает» — прокомментировал в телефонном разговоре обозревателю ИА REGNUM ситуацию Павел Борисович.

Отвечая на письменный запрос редакции, Павел Дермер отметил, что Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана не выступает с поддержкой настольной игры «Боманка» по следующей причине:

«Наш университет не поддерживает издание упомянутой Вами настольной игры, поскольку игровые ситуации, предлагаемые в игре, не находят отражения в реальной жизни университета и в целом показывают ведущие технические вузы страны не в лучшем свете.

Кроме этого, сообщаем Вам, что автор игры — Ермоленко Даниил — не является и никогда не был студентом МГТУ им. Н.Э. Баумана (автор игры — студент Калужского филиала МГТУ им. Н.Э. Баумана — прим.ред.)».

Отметим, что, согласно правилам игры, механика «покупки» или «продажи» чего-либо отсутствует, однако присутствуют шутливые намеки на стереотипы о коррупции в студенческой жизни.

Идея игры пришла Даниилу после знакомства с другой настолкой — карточным филлером «Взрывные котята», где механика оказалась достаточно простой: игрок тянет карту, и если там изображен взрывающийся котик, то выбывает из раунда. Аналог «Сапера» с возможностью подставлять окружающих и специфическим юмором. Подобная мысль — «вылететь» проще простого, — натолкнула Даниила на аналогию с учебой в университете, где каждый семестр — гонка против отчисления.

«Изначально не было ни одной мысли о выходе в производство и продажу. Цель была одна — замутить игру с ненастольщиками-одногруппниками. Поэтому я, не заморачиваясь, по-быстрому собрал в PowerPoint’е набросок карт, нагло скопировав набор из Котят. Придумал несколько шуток для наполнения и раскидал их по картам. В первом прототипе было много повторяющихся, но это было неважно».

В процессе разработки игра претерпела существенные изменения: автор экспериментировал с различными карточными механиками, исключая и добавляя различные элементы. Вскоре процесс затянулся — и на полгода будущая «Боманка» отправилась в долгий ящик, пока не нашелся художник-энтузиаст Анна Чулкова. Анна и Даниил связались с типографией «Солнечный город» (известное место для разработчиков игр) и запустились «по-взрослому». Средства изначально планировали собирать с помощью краудфандинга — и после нескольких переносов старта 1 сентября авторы ворвались на Boomstarter. На тот момент у них было около 700 человек в сообществе игры во «ВКонтакте»: Даниил собирал их, пуская рекламу по группам серии «Подслушано» и юмористическим пабликам с мемами.

Главный страх при запуске проекта на платформе, собирающей народные средства на поддержку, — не найти единомышленников. Ведь это означает не только провал разработки, но и в принципе отсутствие энтузиазма поддержать эту идею. В случае с «Боманкой», правда, ситуация получилась скорее обратной: средства собрали за полных 4 дня, при этом треть нужной суммы была вложена уже в первые три часа сборов.

Согласно опыту Даниила, при запуске кампании надо учитывать несколько факторов.

Первый и ключевой — рассчитывание собственных сил. Печать настольной игры сильно зависит от количества экземпляров, и не всегда в этой индустрии работает правило «за опт — дешевле». Оказалось, что желающих приобрести игру сильно больше того количества, на которое рассчитывали авторы, указывая условия вознаграждения спонсоров.

Вторая сложность вытекает из предыдущей: клиентов краудфандинговых площадок спасает точность формулировок и количество сверхцелей (следующие пункты для сбора денег, если проект уже перешел конечную сумму сбора. Например, на пятый день «Боманка» уже превысила нужное количество денег на 20%, поэтому необходимо было придумывать дополнительные бонусы для желающих поучаствовать). Спонсор, поддерживающий разработку и вкладывающий средства в не существующий еще проект, всегда рискует, поэтому «плюшки» за участие в кампании должны быть расписаны максимально понятно. Иначе вы рискуете столкнуться с чередой вопросов со стороны спонсоров.

Последнее — это время, закладываемое на производство игры. Даниил и Анна по неопытности задержали релиз на три месяца: аудитория это приняла, но прогресс неминуемо застрял. Впрочем, сам Boomstartet проявил себя как отличный сервис.

«Самое главное, это, конечно же, срок выплаты. «Знающие и прошедшие» пугали тем, что Бумстартер задерживает выплаты вплоть до полутора месяцев. 4-го октября я лично отвёз закрывающие документы в Москву в их офис. И ровно через неделю деньги пришли на счёт, при минимально обозначенном сроке 10 дней. Это нас бесконечно порадовало», — говорит Даниил.

История «Боманки» может кому-то показаться попыткой прорекламировать проект на почве хорошо подобранной целевой аудитории. Кому-то — может показаться собирательным образом жизни всех российских студентов (иначе почему игра нашла поддержку на огромной платформе практически мгновенно, без долгой предвыпускной кампании?).

Обратить внимание точно стоит на факт реакции на творчество: не далеки ли мы от той деспотичной модели общества, где учебные учреждения будут штрафовать студентов за лайки «компроментирующим» картинкам? Почему ирония, пародия, да даже сарказм — плохо? Потому, что обращает внимание существующий где-то ход вещей в юмористической форме? Или оттого, что врет и очерняет?

Уже сейчас сфера образования накладывает на своих участников — и учеников, и преподавателей, — огромную ответственность, распространяемую в том числе на деятельность вне ВУЗов и школ. Но можно ли влиять на творчество, можно ли душить негативные стереотипы — или они, наоборот, олицетворяют целый культурный мир, складываемый годами? Студенты — это как отдельный этнос, со своим фольклором и историей. И вот ведь парадокс — в их несовершенности и кроется вся прелесть, романтика молодости…

Читайте ранее в этом сюжете: «Стекло»: новые «Мстители» — гений, психопат и Брюс Уиллис

  • «Боманка»: воспевание коррупции или студенческий фольклор? photo


Ссылка на источник: https://regnum.ru/news/society/2563782.html

(0)
0,0
Дизлайк 0
Всего 0
Лайк 0
 
Кто-то печатает...

Лента новостей

Согласиться и закрыть
x Мы используем cookies для подсчета базовой статистики посещений Вы соглашаетесь с этим, используя сайт далее.